о палате

Процедура регистрации организации в Федеральной регистрационной службе Министерства юстиции РФ была завершена 26 мая 2010 года - основной государственный регистрационный номер 1107799017556.

Оставить комментарий

Новости

8 декабря 2010 г.

Судьям разъяснили нюансы судебных экспертиз


Почти 7 млн 400 тысяч рублей составили издержки, связанные с проведением в 2009 году почти 18 тысяч судебных экспертиз по уголовным делам. Кто должен заниматься подобными исследованиями — государственные или коммерческие учреждения, как следует проверять квалификацию экспертов и какие задачи перед ними не должны ставить судьи, — эти и другие вопросы стали темой заседания очередного пленума Верховного суда.
Состоявшееся в четверг, 7 декабря, мероприятие было посвящено обсуждению проекта постановления пленума «О судебной экспертизе по уголовным делам». Этот документ должен стать своеобразным руководством для судей и организаций, задействованных в проведении различных судебных экспертиз. Исследований, которые помогают устанавливать истину, сейчас великое множество — судебно-медицинские, взрывотехнические, почерковедческие, лингвистические, бухгалтерские и другие.
Стоит отметить, что постановление пленума хотя и носит рекомендательный характер, но обязательно к исполнению. Предыдущий такой документ был издан почти 40 лет назад — в 1971 году. За это время, как отметила директор Института судебных экспертиз Московской государственной юридической академии Елена Россинская, на свет успела появиться даже новая наука — «Общая теория судебной экспертизы». Сейчас нет ни одного дела, в котором бы не присутствовало заключение эксперта. В стране открылось огромное количество негосударственных экспертных учреждений. «Они растут как грибы после дождя, и очень трудно понять, является ли учреждение экспертным», — заметила Россинская.
Какую именно организацию судьям стоит привлекать к проведению исследования, стало одним из главных вопросов обсуждаемого документа. По словам докладчика — судьи Верховного суда Владимира Коваля, — судебная экспертиза должна проводиться «государственными судебным экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями». К иным, по мнению разработчиков документа, следует относить также экспертов негосударственных судебно-экспертных учреждений. Под ними, в свою очередь, следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), устав которых предусматривает возможность судебно-экспертной деятельности.
Судьи изучат всю подноготную эксперта
Один из пунктов проекта пленума гласит, что судьям надлежит особенно тщательно проверять квалификацию лиц, не являющихся государственными судебными экспертами. Иными словами, тех, кто работает на коммерческой основе. Служителям Фемиды придется сверять не только фамилию, имя и отчество эксперта, его образование и специальность, но также изучить стаж работы человека в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетенции. «Все эти сведения должны приобщаться к материалам дела, как это сказано в постановлении Конституционного суда по жалобе защиты Бориса Березовского, Юлия Дубова и Бадри Патаркацишвили», — отметил Владимир Коваль. С ним был полностью солидарен заместитель министра юстиции Юрий Любимов. Он подчеркнул, что «жулики и проходимцы не нужны не только экспертному, но и судебному сообществу». «Хотелось бы, чтобы экспертизу проводили не люди с купленными сертификатами и не пойми, каким образованием. Ведь иногда заключение эксперта предрешает решение по делу», — сказал замминистра.
Справедливости ради надо заметить, что большинство судебных экспертиз ложится все же на плечи государственных учреждений. Так, согласно озвученным данным, в минувшем году было проведено около 18 тысяч экспертиз по уголовным делам. При этом почти 96% всего объема исследований провели государственные эксперты.
По мнению разработчиков проекта пленума, судьи не должны ставить перед экспертами вопросы юридического характера, им нельзя выходить за пределы знаний эксперта.
По словам участников заседания, зачастую не все регионы страны располагают необходимой технической базой и количеством квалифицированных специалистов, которые требуются для проведения экспертизы.
На другой территории


В этой связи в документе заложена возможность для суда поручать проведение экспертизы государственным учреждениям, обслуживающим другие территории. Это, по мнению разработчиков документа, поможет сократить сроки рассмотрения уголовных дел и оптимизировать работу судов в существующих условиях. (Для примера, в Белгородской области из-за нехватки специалистов проведение фоноскопической экспертизы занимает свыше трех месяцев.)
Еще одним из одним из обсуждаемых стал вопрос о том, когда знакомить участников процесса с постановлением о проведении экспертизы — до или после ее проведения. Как отметил Владимир Коваль, поскольку в законе нет четких указаний на этот счет, следователи нередко знакомят участников уголовного судопроизводства одновременно и с постановлением о назначении экспертизы, и уже с ее результатами, хотя по закону, те могут принимать участие в проведении исследования, ставить вопросы перед экспертами. Тут, как считают участники пленума, не должно быть разночтений: «Суды должны иметь в виду, что с постановлением о проведении экспертизы подозреваемый, обвиняемый или их защитники, а также потерпевший должны быть ознакомлены до проведения экспертизы».
Без согласия испытуемого
Собравшиеся не обошли вниманием и нюансы, связанные с назначением судебно-медицинских экспертиз, особенно когда речь идет о направлении человека на принудительное лечение. Дело в том, что именно суды принимают решение о применении к гражданину так называемых принудительных мер медицинского характера на основании имеющегося у них экспертного заключения. Разработчики проекта пленума предлагают трактовать закон так: «согласие подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, лица, в отношении которого рассматривается вопрос о применении мер медицинского характера, на проведение в отношении него судебной экспертизы не требуется».
Впрочем, данное предложение одобрили не все присутствовавшие. Так, по мнению заместителя генерального прокурора России Сабира Кехлерова, данный пункт требует доработки. Он напомнил, что в свое время Конституционный суд признал противоречащей основному закону страны норму, согласно которой гражданин не может высказать в суде свое мнение в связи с назначением судом экспертизы об определении его вменяемости.
«Я сначала думал, как психически больного человека можно привести на заседание президиума Верховного суда?» — поделился своими мыслями с собравшимися замгенпрокурора. Однако сразу признался, что впоследствии изменил свою точку зрения. Это произошло, когда Кехлеров услышал выступление вполне адекватного гражданина, которого хотели признать невменяемым. «Я удивился, как его признали психически больным», — отметил Кехлеров.
Он предложил заложить в разработанном постановлении пленума возможность гражданам лично участвовать в заседании суда, когда решается вопрос о помещении их на принудительное лечение. Исключения составят лишь случаи, когда психическое состояние человека не позволяет этого сделать.
Как сообщил BFM.ru пресс-секретарь Верховного суда России Павел Одинцов, доработкой проекта пленума «О судебной экспертизе по уголовным делам» займется рабочая группа, в которую вошли судьи и специалисты профильных ведомств — Минюста, Генпрокуратуры и Минздрава. Ожидается, что в окончательной редакции документ будет принят в ближайшее время.

Источник: bfm.ru



‹‹‹ Все новости





Оставлять комментарии на сайте могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста авторизуйтесь или пройдите простую процедуру регистрации.
Оставить комментарий