о палате

Процедура регистрации организации в Федеральной регистрационной службе Министерства юстиции РФ была завершена 26 мая 2010 года - основной государственный регистрационный номер 1107799017556.

Новости

14 февраля 2014 г.

ПРИНЦИП ПОЛНОТЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ УБЫТКОВ И ПРОБЛЕМЫ КОМПЕНСАЦИИ УЩЕРБА ПРИ ПОВРЕЖДЕНИИ СТРОИТЕЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ


А.Ю. Бутырин, заведующий лабораторией ССТЭ ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России, д.ю.н., профессор Московского государственного строительного университета

Е.Б. Статива, эксперт лаборатории ССТЭ ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России

 
        Дела, связанные с возмещением убытков, причиненных в результате неправомерных действий, широко распространены в гражданском судопроизводстве современной России.

        Обязательство вследствие причинения вреда, как и другие гражданско-правовые обязательства, возникает при наличии определенных юридических фактов. Юридическим фактом, с которым закон связывает возникновение данного обязательства, является факт причинения вреда - деликт.

        Понятие деликта, система применения правового института обязательств, возникающих из деликтов, классификация их множества были представлены еще в римском классическом праве. Так, И.Б. Новицкий в своем учебнике «Римское право» отмечает: «Основанием обязательства возмещения вреда могло служить правонарушение, или деликт (например, неправомерное уничтожение или повреждение чужих вещей - damnum iniuria datum). Общий деликт повреждения чужих вещей появился с изданием законов Аквилия (приблизительно в III веке до н. э.). В 3-й главе Аквилиева закона было постановлено, что «если будет уничтожена или повреждена вещь, то виновный обязан уплатить высшую цену поврежденной вещи, какую она имела на протяжении последнего месяца».

        В понятие вреда римские юристы включали два элемента:

- damnum emergens - положительные потери, т.е. лишение того, что уже входило в состав имущества данного лица;

- lucrum cessans - упущенная выгода.

      Размер возмещения вреда определялся иногда по рыночной стоимости унич­тоженных, поврежденных вещей (vera rei aestimatio, настоящая стоимость вещи), но в большинстве случаев учитывается стоимость вещи при данных конкретных обстоятельствах.

      Таким образом, обязательства, вытекающие из правонарушений, исторически были древнейшим видом обязательств. Они предполагали, с одной стороны, возмещение причиненного вреда, а с другой стороны - некоторое имущественное наказание правонарушителя. В имущественном штрафе, который следовал за правонарушением, сливались и вознаграждение за вред, и карательная составляющая.

      Дальнейшая историческая эволюция этих обязательств заключается в том, что постепенно карательная функция отпадает, переходя в руки уголовного права, для гражданского права остается только организация возмещения причиненного вреда.

      В современной цивилистике основная идея, характеризующая деликатное обязательство, содержится в п. 1 ст. 1064 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

      Главное, что заложено в данной норме, заключается в установлении обязанности лица, причинившего вред, возместить его. О праве другой стороны прямо не упоминается. Но закон, безусловно, имеет в виду и право потерпевшего требовать возмещения вреда, ибо обязанность может существовать только по отношению к субъекту, имеющему право требовать ее исполнения.

Правонарушитель несет ответственность за причиненный вред в форме его возмещения при наличии предусмотренных законом условий. Такую ответственность по традиции, идущей из римского права, принято называть деликтной, а обязательство, содержанием которого она является, деликтным.

Названные категории известны законодательствам и практике большинства стран. Некоторые зарубежные юристы считают, что деликтное право и соответствующие доктрины быстро устаревают и теряют свое значение: «В век техники эти доктрины похожи на правила управления телегой». Такой подход объясняется тем, что в современном обществе существенная часть перераспределения убытков перешла к системе страхования. Однако это не дает оснований для объявления «похорон» деликтного права. Тенденция усиления роли страхования в перераспределении возникающих в обществе убытков, бесспорно, существует. При этом институт страхования давно используется наряду с деликтным правом, что позволяет прогнозировать их дальнейшее взаимодополняющее сосуществование.

      Российское законодательство закрепляет два способа возмещения вреда. Согласно ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предъявить вещь) или возместить причиненные убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

      Предметом деликтного обязательства является действие должника по предоставлении потерпевшему возмещения. Возмещение может быть выражено в форме компенсации причиненных убытков, т.е. в денежной форме.

      Необходимо отметить, что в тех случаях, когда результатом противоправного поведения становится причинение потерпевшему лицу имущественного вреда или убытков, наличие их - необходимое условие возложения имущественной ответственности на причинителя. Вред (наличие вреда) является непременным, обязательным основанием деликтной ответственности. При отсутствии вреда вопрос о деликтной ответственности возникнуть не может.

       Под вредом в гражданском праве понимается всякое умаление личного или имущественного блага. С этой точки зрения различаются моральный и материальный вред. Учитывая прикладной характер данной статьи, представляется целесообразным рассмотреть понятие материального вреда более подробно. Материальный вред представляет собой имущественные потери - уменьшение стоимости поврежденной вещи, уменьшение или утрата дохода, необходимость новых расходов и т.п.

       Он может быть возмещен в натуре (например, путем ремонта поврежденной вещи или предоставления взамен вещи того же рода и качества) либо компенсирован в деньгах. Однако натуральная компенсация, предпочтительная с позиций закона (ст. 1082 ГК РФ), не всегда возможна по обстоятельствам конкретного дела. Поэтому чаще используется денежная

компенсация причиненного вреда, которая именуется возмещением убытков.

       Возмещение убытков - установленная законом мера гражданско-правовой ответственности, применяемая как в договорных, так и во внедоговорных отношениях. Под убытками в гражданском праве понимается денежная оценка имущественных потерь (вреда). Они складываются:

-  во-первых, из расходов, которые потерпевшее лицо либо произвело, либо должно будет произвести для устранения последствий правонарушения;

-  во-вторых, в состав убытков включается стоимость утраченного или поврежденного имущества потерпевшего;

-  в-третьих, сюда входят неполученные потерпевшей стороной доходы, которые она могла бы получить при отсутствии правонарушения (п. 2 ст. 15 ГК).

       Расходы потерпевшего и повреждение его имущества охватываются понятием реального ущерба, т.е. наличных убытков.

       Определяя применение мер ответственности за причиненный вред, закон исходит из общего принципа, который именуется «принцип генерального деликта». В соответствии с ним причинение вреда одним лицом другому само по себе является основанием возникновения обязанности возместить причиненный вред. Следовательно, потерпевший не должен доказывать ни противоправность действий причинителя вреда, ни его вину. Наличие их презюмируется. В связи с этим причинитель вреда может освободиться от ответственности, лишь доказав их отсутствие. Считается, что принцип генерального деликта получил наиболее полное выражение в ст. 1382 Гражданского кодекса Франции, согласно которой «какое бы то ни было действие человека, которое причинило другому ущерб, обязывает того, по вине которого ущерб произошел, к возмещению ущерба».

В ГК РФ принцип генерального деликта выражен в п. 1 ст. 1064, установившем, что вред, причиненный субъекту гражданского права, «подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред». Предусматривая возмещение причиненного вреда в соответствии с принципом генерального деликта, закон не ограничивается провозглашением главной идеи этого принципа, но определяет условия, при наличии которых вред подлежит возмещению. Следовательно, принцип генерального деликта никоим образом не означает, что ответственность должна применяться в силу самого факта причинения вреда. Законом определены общие условия ответственности за причиненный вред, которые входят в содержание понятия «генеральный деликт». К числу этих условий относятся:

- противоправность поведения причинителя вреда;

- причинная связь между его проти­воправным поведением и вредом;

- вина.

      Представив общие понятия гражданского права, так или иначе связанные с нанесением и возмещением вреда, рассмотрим на их основе актуальную для судебно-экспертной практики проблему определения величины ущерба при заливах помещений эксплуатируемых зданий.

       Заливы квартир вследствие нарушений правил монтажа и эксплуатации элементов системы водоснабжения жилых домов - весьма распространенная бытовая ситуация, имеющая четко выраженную перспективу судебного разбирательства.

       В тех случаях, когда причина залива установлена, предметом гражданского спора становится величина убытков, подлежащих возмещению (ст. 15 ГК РФ). Рассмотрение такой тяжбы невозможно без проведения судебной строительно-технической экспертизы (далее - ССТЭ), цель которой - установление стоимости восстановительного ремонта квартиры, поврежденной заливом. Экспертные исследования включают в себя два существенно отличающихся друг от друга компонента: экспертно-расчетный и экспертно-правовой, что предопределяет подлежащую рассмотрению ниже проблему методического характера:

1) экспертно-расчетный - сметные расчеты, основанные на использовании соответствующих сметно-нормативных баз либо на результатах анализа рынка услуг в сфере проведения ремонта квартир, а также расчеты, направленные на определение величины естественного физического износа элементов отделки квартиры, а в ряде случаев - ее конструк­тивных элементов (заполнения оконных и дверных проемов, отдельные конструкции покрытия пола и пр.), поврежденных заливом;

2) экспертно-правовой - решение вопроса о том, следует ли учитывать величину естественного физического износа указанных элементов отделки и конструкций при определении стоимости восстановительного ремонта в поврежденной квартире.

       Первый компонент является «экспертным», так сказать, в «чистом виде», т.е. возможность проведения указанных расчетов не выходит за границы специальных знаний экспертов-строителей. Проведение исследований в этой части у сведущего лица, имеющего необходимую профессиональную подготовку, каких-либо трудностей не вызывает.

       Второй компонент, напротив, в силу наличия правовой составляющей, выходящей за рамки судебно-экспертной компетенции, вызывает у практикующих экспертов споры; подходы к исследованию в этой части наблюдаются прямо противоположные - одни учитывают величину естественного физического износа, другие этого не делают.

       Различия в указанных подходах, спорность данной ситуации обусловлены тем, что эксперты, не замечая правовой природы данной проблемы, пытаются решить ее с помощью специальных знаний, либо здесь реализуются индивидуальные представления о должном, приводятся ссылки на складывающуюся в тех или иных экспертных учреждениях практику. Все это не создает условий для однозначного обоснованного ответа на рассматриваемый вопрос.

       Предпринимая попытку его разрешения, следует, как представляется, исходить из следующих предпосылок:

1) решение правовых вопросов - вне компетенции судебного эксперта;

2) эксперт может использовать результаты решения правового вопроса в тех случаях, когда это решение состоялось в предусмотренном законом порядке (так, эксперт-строитель использует в своих расчетах установленные судом величины долей совладельцев в праве соб­ственности на спорное домовладение при определении, например, стоимостного выражения этих долей);

3) эксперт может выносить суждения по аналогии, интерпретировать применительно к решаемому им вопросу уже состоявшееся в установленном законом порядке решение иного, но схожего правового вопроса, если есть достаточные основания для такой интерпретации. При этом он обязан обосновать указанную достаточность.

        Если взять за основу перечисленные предпосылки, то представляется возможным заявить и обосновать утверждение о том, что в подавляющем большинстве случаев величину физического износа учитывать не следует (об исключениях, подтверждающих указанное утверждение, будет сказано ниже).

        В качестве легитимного решения иного, но по сути достаточно схожего с рассматриваемой проблемой вопроса, представим Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2007 г. № 13377/06 (далее - Постановление).

        Текст данного Постановления содержит, в частности, описание хода судебного процесса, посвященного рассмотрению исковых требований о возмещении ущерба, связанного с повреждением автомобиля в результате дорожно-транспортного происшествия (ДТП).

        Ряд вопросов, рассматривавшихся в ходе этой тяжбы, включал и вопрос о том, следует ли учитывать величину физического износа автомобиля, поврежденного в результате ДТП.

        В этой части указанное Постановление содержит однозначное по содержанию положение, которое сводится к тому, что при определении суммы возмещения ущерба не должно быть ограничения, обусловленного величиной физического износа поврежденного имущества: «Подобное ограничение противоречило бы положению гражданского законодательства о полном возмещении убытков вследствие повреждения имущества потерпевшего, поскольку необходимость расходов, которые он должен будет произвести для восстановления имущества, вызвана причинением вреда». То есть вынужденность расходов определяет равенство между денежной суммой, подлежащей выплате потерпевшему в порядке возмещения убытков, и суммой ремонта имущества без учета величины его физического износа[1].

        Этот подход для решения спора, объектом которого является поврежденный автомобиль, на наш взгляд, имеет универсальное значение и может быть использован в ситуациях, при которых в качестве спорного объекта представлена квартира, поврежденная заливом.

        Возможность такого допущения обусловлена, в частности, тем, что догматы права имеют общий характер применительно к различным объектам, претерпевшим деструктивное воздействие.

        Подтверждение правильности решения любой проблемы предполагает многоаспектную аргументацию. Рассматриваемый вопрос не является исключением. Изложив правовой его аспект, обратим внимание на особенности рынка материалов и изделий, используемых при ремонте квартир. На этом рынке отсутствуют «бывшие в употреблении» обои, элементы покрытия пола, заполнения оконных и дверных проемов и пр. Не могут быть представлены на рынке и бывшие в употреблении краска, штукатурные смеси, олифа и т.д. Таким образом, потерпевший будет вынужден всегда покупать только «новые» изделия и материалы, необходимые для ремонта.

         В том случае, если будет учтена степень износа элементов отделки квартиры, а подлежащая выплате сумма снижена пропорционально величине износа, потерпевший, располагая оставшейся суммой денег, не сможет провести ремонтные работы в полном объеме. Следовательно, будет нарушен предусмотренный законом принцип генерального деликта, указывающий на необходимость обеспечения полноты возмещения убытков[2].

         Определенным исключением (достаточно редким на практике) из общего утверждения о том, что величина естественного физического износа элементов отделки поврежденной заливом квартиры учитываться не должна, являются ситуации, при которых элементы отделки под­вергшейся заливу квартиры до этого события уже утратили способность выполнять свое функциональное (в том числе эстетическое) назначение. Имеются в виду те случаи, когда после залива состояние квартиры «хуже» не становится - настолько там все «было плохо». Сам вопрос о нанесении убытков может быть поставлен под сомнение: нельзя утратить то, чего уже не было. В таких ситуациях эксперт-строитель должен, на наш взгляд, исчислить величину физического износа (она будет весьма высока) и учесть ее при расчете стоимости восстановительного ремонта квартиры. Как правило, полученная сумма будет весьма невелика либо ничтожна.

         Следует отметить, что нормативно определенной границы, устанавливающей состояние квартиры, как требующей учета величины физического износа при проведении соответствующих расчетов, не существует. Эксперт на основе проведенных им исследований самостоятельно принимает решение в этой части и должным образом приводит его обоснование.

         На практике эксперты-строители зачастую используют «половинчатый» подход к решению данного вопроса: «снижают» стоимость изношенных материалов и изделий, не касаясь при этом затрат на производство выполненных работ (окраска стен и потолка, устройство покрытия пола и пр.). Объясняется такой подход следующим: материалы и изделия со временем изнашиваются, а выполненные работы - нет (то есть выполненные действия не подвластны износу).

         Эта аргументация представляется ошибочной. Ошибка заключается в том, что осуществленная работа, выполненные производственные операции рассматриваются здесь отдельно от использованных материалов, изделий, конструкций. Фактически же «стареет» не краска, а покрасочный слой стены, потолка; «изнашиваются» не обои в рулонах, а уже «наклеенные» обои. Иными словами, речь идет не о товаре в магазинной упаковке, а о продукте выполненных отделочных и иных ремонтных работ, который представляет собой неделимое единство продукции производства строительных материалов, изделий и конструкций, с одной стороны, и выполненных производственных операций с другой.

         Следовательно, в тех случаях, когда состояние элементов отделки квартиры определено экспертом как неудовлетворительное, исчисление величины их физического износа должно осуществляться как в отношении материалов, изделий и конструкций, так и в отношении выполненных работ. Подобным образом должны решаться основные вопросы, связанные с есте­ственным физическим износом элементов отделки квартир, поврежденных заливом, при исчислении суммы их восстановительного ремонта. Полученные путем проведения соответствующих расчетов результаты, на наш взгляд, соотносятся с принципом генерального деликта, в соответствии с которым «вред, причиненный субъекту гражданского права, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившем вред» (п. 1 ст. 64 ГК РФ).



[1]   Содержащаяся в Постановлении критика аргументации сторонников противоположной позиции по данному вопросу сводится к следующему: «Необходимость учитывать износ частей, узлов, агрегатов и деталей при определении восстановительных расходов... предусмотрена п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением правительства Российской Федерации от 07.05.2003 № 263» (далее - Правила).

Названные Правила изданы в соответствии с Федеральным законом от 25.04.2002          № 40-ФЗ «Об обязательном

страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - Закон) для определения условий, на которых заключается договор обязательного страхования (ст. 5 Закона), поэтому положения Правил не должны противоречить данному Закону.

Основными целями и принципами указанного Закона являются защита прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их имуществу, недопустимость ухудшения положения потерпевшего и снижения установленных Законом гарантий его прав на возмещение вреда. Закон не предусматривает ограничение страховой выплаты в связи с состоянием, в котором находилось имущество в момент причинения вреда.

Далее в тексте Постановления отдельно подчеркивается то обстоятельство, что содержание п. 63 Правил противоречит Закону, а также общим правилам гражданского законодательства о возмещении убытков, и констатируется, что Президиум ВАС РФ руководствуется при решении данного вопроса Законом как актом, имеющим большую юридическую силу.

[2]   Изложенное в этой части справедливо и в отношении судебно-автотехнической проблематики - современный рынок не обеспечит потерпевшего запасными частями к автомобилю, имеющими ту же величину физического износа, которую автомобиль, его части, узлы, агрегаты и детали имели в момент ДТП.
 



Статья опубликована в научно-практическом журнале Министерства юстиции Российской Федерации "ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ", № 4 (32) 2013 г.

 



‹‹‹ Все новости