о палате

Процедура регистрации организации в Федеральной регистрационной службе Министерства юстиции РФ была завершена 26 мая 2010 года - основной государственный регистрационный номер 1107799017556.

Оставить комментарий

Новости

21 февраля 2013 г.

Статья С.Д. Волощука в Независимой газете


29 декабря 2012 года Минюст России выполнил поручение президента страны от 03.02.12 № Пр-267 и разместил на своем сайте законопроект «О судебно-экспертной деятельности в РФ». Двумя неделями ранее независимое экспертное сообщество обнародовало свой – альтернативный вариант законопроекта, который был анонсирован в «Независимой газете» (см. номер от 17.12.12) и размещен на сайте некоммерческого партнерства (НП) «Судэкспертиза».

По мнению экспертов НП, законопроект Минюста носит дискриминационный характер. В нем заложена парадигма противопоставления государственных и негосударственных экспертов. Из этого возникает ряд проблем: различные квалификационные требования к одним и другим, различные подходы к проверке знаний, занесение в государственный реестр только негосударственных экспертов, ограничение негосударственных экспертных организаций по организационно-правовой форме и т.д. Дискриминация проявляется даже в п. 10 ст. 13, распространяющем меры государственной защиты только на государственных экспертов.

Одна из основных новелл обоих законопроектов – введение механизма подтверждения квалификации экспертов. В предлагаемой нами процедуре к аттестации экспертов на право проведения судебной экспертизы допускаются только лица, подтвердившие свою профессиональную квалификацию эксперта в профильных министерствах, ведомствах или в саморегулируемых отраслях деятельности, где невозможно ввести в заблуждение профессионалов относительно своей квалификации. По многим специальностям такая профессиональная аттестация экспертов или специалистов высшей квалификации уже давно и легитимно существует на практике, а термин «квалификационный аттестат» отражен во многих нормативных правовых актах различного уровня. Для логического завершения процедуры «становления» судебного эксперта необходимо и достаточно проверить у лица, претендующего на право производства судебной экспертизы, знание законодательства о судебной экспертизе и методологии ее проведения. Такая проверка уполномоченным органом (Минюстом России) должна проводиться в формате государственной аттестации на право проведения судебной экспертизы. Успешное прохождение государственной аттестации в Минюсте должно завершаться занесением сведущего лица в государственный реестр лиц, аттестованных на право производства судебной экспертизы по специальности, соответствующей квалификационному аттестату эксперта. Таковы наши предложения.

Минюст предлагает иную процедуру – сертификацию компетентности судебных экспертов, причем государственных экспертов сертифицировать по одному сценарию – экспертно-квалификационными комиссиями, создаваемыми федеральными органами исполнительной власти (то есть ими же самими), а негосударственных экспертов – сертифицировать по другому сценарию, порядок которого ведомством не прописывается.

Почему именно сертификация, а не аттестация? Ведь экспертно-квалификационные комиссии всегда аттестовывали, а не сертифицировали. Скорее всего Минюст не расстается с мыслью о распространении существующей на хозрасчетной основе в подведомственном ему Российском федеральном центре судебной экспертизы (РФЦСЭ) системы добровольной сертификации негосударственных экспертов. Этим объясняются попытки законодательно закрепить процедуру сертификации, порядок проведения которой будет устанавливать правительство РФ. Но так как готовить проект постановления правительства все равно будут на «кухне» Минюста, там и реализуют, только теперь уже – добровольно-принудительную сертификацию РФЦСЭ.

С целью обоснования различных требований и различных подходов к подтверждению квалификации государственных и негосударственных экспертов разработчики законопроекта Минюста смешивают понятия судебного эксперта как должность и как процессуальный статус.

В процессуальном законодательстве судебный эксперт – это статус, присваиваемый сведущему лицу судом или иным уполномоченным органом. Только после этого назначения появляется процессуальная фигура судебного эксперта. Поэтому мы ввели в законопроект понятие «лиц, аттестованных на право проведения судебной экспертизы», которых и предлагаем заносить в единый государственный реестр вне зависимости от места работы и названия штатной должности данного лица. Судам необходим простой и надежный механизм выбора сведущего лица при назначении судебной экспертизы, когда факт нахождения сведущего лица в реестре и является подтверждением его квалификации.

Смешение понятий позволяет Минюсту делить экспертов на первый сорт – «государственный судебный эксперт» и второй – «судебные эксперты, не являющиеся работниками государственных судебно-экспертных организаций» (дословная терминология законопроекта Минюста). Это рассчитано на обывателя, не знающего процессуальных тонкостей и которому при произнесении титула «государственный судебный эксперт» очень хочется встать и торжественно стоять по стойке «смирно». Поэтому и квалификацию таких титулованных лиц надо проверять как-то по-особому, не как каких-нибудь второсортных «судебных экспертов, не являющихся работниками государственных судебно-экспертных организаций». Таких надо только строить, сертифицировать и заносить в реестры, что и предлагает Минюст. Именно на обывательское восприятие слова «государственный», исторически придающего любому явлению российской общественной жизни высокий статус, с оттенком бескорыстности и преданности родине, и рассчитывают законотворцы Минюста. Если не смешать эти понятия, труднее делать негосударственных экспертов людьми второго сорта.

В Методике по проведению антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной постановлением правительства РФ от 26.02.10 № 96 указывается, что одним из коррупциогенных факторов законопроекта является юридико-лингвистическая неопределенность, двусмысленность употребляемых терминов.

Для чего Минюсту необходимо различать экспертов не по квалификации, а по должности и форме собственности судебно-экспертной организации? Во-первых, для того чтобы заключение их сотрудников было выше по статусу и являлось априори безапелляционным только на том основании, что это заключение государственного судебного эксперта. И, во-вторых, для того чтобы уйти от настоящей проверки профессиональных знаний и навыков в профессиональной среде, что предлагается независимым экспертным сообществом. Это свидетельствует об обоснованных опасениях Минюста, что настоящую профессиональную аттестацию смогут пройти далеко не все работники государственных экспертных организаций. Поэтому необходимо законодательно назвать всех своих сотрудников «государственными судебными экспертами» и в законодательном же порядке проверять их по собственным правилам и собственными внутренними экспертно-квалификационными комиссиями.

Если мы действительно хотим выстроить эффективную систему судебной экспертизы в нашей стране, то в ее основании должны лежать единые требования ко всем экспертам. Основными требованиями должны быть высокая квалификация и безупречная репутация, а не принадлежность к государственной конторе. Государственную аттестацию экспертов на право проведения судебной экспертизы необходимо осуществлять бесплатно. Только при таком подходе мы сможем исключить коррупционные схемы подтверждения компетентности эксперта.

Вопросы совершенствования законодательства о судебно-экспертной деятельности будут обсуждаться на конференции, организуемой Национальной палатой судебной экспертизы в РИА Новости 25 февраля 2013 года (www.np-sudexpertiza.ru). Приглашаем к обсуждению всех заинтересованных лиц. Как обычно, приглашение направлено и в Минюст России с предложением использовать данную площадку для разъяснения и аргументации своей позиции по этому вопросу.

Независимая газета 21 февраля 2013 года



‹‹‹ Все новости





Оставлять комментарии на сайте могут только зарегистрированные пользователи. Пожалуйста авторизуйтесь или пройдите простую процедуру регистрации.
Оставить комментарий